Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Vadim Kolpakov guitarist Вадим Колпаков

Цыганские напевы еврейской души

Вчера был Международный день цыган, кто отмечает, всех поздравляю.

А здесь, ниже замечательная статья, которую мне прислал Валерий Новосельский: http://www.valery-novoselsky.org/

------------------------------------------------------------------------------------
Цыганские напевы еврейской души

Начало биографии Семена Бугачевского было вполне традиционным для мальчика, выросшего в большой еврейской семье: музыкальная школа, училище, Киевская консерватория. Карьера увенчалась престижной должностью концертмейстера вторых скрипок в оркестре Большого театра в Москве. Семен Бугачевский и представить себе не мог, какой немыслимый зигзаг вычертит его судьба по воле случая, а точнее «по наводке» его закадычного друга цыганского гитариста Ивана Ром-Лебедева. Всякий раз, когда темпераментный цыган заводил какую-нибудь таборную песню, глаза Семена увлажнялись, а сердце сладко замирало от первозданной красоты напева.

– Слушай, – улыбался Иван, – а может, какая из твоих прабабок согрешила темной ночью с кучерявым «ромом»? Ведь ты и сам на цыгана похож: черноглазый да носатый, а главное – музыку нашу чувствуешь, значит, душа у тебя трепетная, на красоту отзывчивая. И далась тебе эта яма в Большом театре, где ты пиликаешь под всяких лебедей и черноморов! Хочу предложить тебе настоящее дело, где будет у тебя неограниченный простор. Задумали мы театр создать, единственный в мире цыганский театр. Зову тебя на большое дело, как раз по твоему таланту.

И задумался Семен Бугачевский. Цыганское искусство он знал хорошо по песням и пляскам, теперь же предстояло создать театр, где эти формы должны были объединиться с драматическим искусством. В этом театре он мог бы сочинять музыку – композиторством Семен давно грешил – дирижировать своим оркестром. Действительно простор необыкновенный! И он дал согласие.

Объявление о наборе труппы нового цыганского театра «Индо-Ромэн» вызвало настоящий ажиотаж. В приемную Оргкомитета хлынули цыгане с эстрады и ресторанных ансамблей и даже те, кто просто любил петь и плясать. С каждого претендента на звание артиста Семен Бугачевский взимал песенный «оброк»: нет цыгана, которой не знал бы хотя бы одной народной песни. И нотная тетрадка Бугачевского стала быстро пополняться протяжными и плясовыми мелодиями, обрядовыми плачами, это было живое богатство, передаваемое веками из уст в уста – искусство древнего кочевого народа. Но пришлось отстаивать и чистоту этого богатства: эстрадно-ресторанные штампы безжалостно опошляли красоту народных мелодий, и Бугачевский объявил им беспощадную борьбу. Недавние звезды, которым аплодировала широкая публика, засели за вокализы и упражнения.

– Ты не путай! – обрушился на друга Ром-Лебедев. – Ты музыкальный руководитель не Большого театра, а цыганского, где все поют не школой, а природой. Им все эти консерваторские вокализы не нужны!

– Не нужны? – вскинулся Семен. – Эти кабацкие вопли ты называешь природой? Нет, друг мой, на сцене нашего театра такого не будет, пока я отвечаю за его музыкальную часть. В театре поют не только природой, но и мастерством – этому и учат их наши концертмейстеры. И не надо колоть меня «природой»: мол, где тебе, еврею, понять цыган! А я, между прочим, учу твой язык, чтобы лучше понять душу твоего народа. – Семен вдруг выпалил замысловатое цыганское ругательство. Ром-Лебедев остолбенел, потом расхохотался: «Я же говорил, что в тебе цыганский микроб сидит. Ты даже больше цыган, чем я! Ладно, делай как знаешь, я ведь понимаю, что алмаз становится бриллиантом только после его обработки. Обещаю в твои дела больше не вмешиваться. Только ты мне музыку давай поскорей – нам открываться пора».

Семену и самому хотелось поскорей увидеть открытие театра, тем более, что на столе уже лежала пьеса драматурга Германова о кочевой судьбе цыган. Дело было за музыкой. Вот тут и пригодилась Бугачевскому его нотная тетрадка: песни, бережно обработанные им, чередовались с собственными композициями, настолько пронизанными цыганским мелосом, что их невозможно было отличить от подлинно народных. Партитура рождалась быстро, и столь же быстро разучивал ее оркестр – недаром же Семен придирчиво отбирал музыкантов.

Премьера спектакля «Жизнь на колесах» прошла с успехом и знаменовала рождение первого профессионального цыганского театра «Ромэн». Авторское самолюбие Семена Бугачевского приятно ласкал вопрос: «Как вам удалось найти столько замечательной музыки?» На что Ром-Лебедев гордо отвечал: «Это не он ее, а она его нашла, самого цыганского из всех цыган».

Когда в театр «Ромэн» пришел на должность художественного руководителя один из самых известных актеров Московского художественного театра Михаил Яншин, у Семена Бугачевского сразу же сложились с ним добрые творческие отношения.

– Танец, пение и музыка – это хорошо, – говорил Яншин. – Но в основе синтетического спектакля лежат мысль и чувства актера, подчиняющие себе остальные компоненты. Я хочу, чтобы музыка была оправдана драматургическим материалом и режиссерским замыслом.

Бугачевский тоже считал, что музыка в спектакле должна жить в неразрывном единстве с драматургией. Знание фольклора помогало ему в работе, он старался использовать каждую возможность для собирания и обработки новых народных песен. Во время отпуска он уезжал в цыганские колхозы, кочевал с таборами и впитывал в себя культуру красивого народа. Цыгане видели в нем искреннего друга, уважающего их традиции и к тому же прекрасно владеющего цыганским языком.

– Это был золотой человек! – рассказывала о Бугачевском артистка театра Любовь Василькова. – Доброты необыкновенной, все его обожали. А музыкант какой! Нам, цыганам, он объяснял, как правильно петь цыганскую песню, и мы верили ему, потому что он знал и понимал наш фольклор, чувствовал и любил его душу. Я пришла в театр, ничего не умея. Он учил меня музыкальной грамоте, начал с нуля. Да не только меня.

Один за другим выпускались на сцену театра «Ромэн» новые спектакли, и в каждом была музыка Бугачевского: «Цыганы», «Грушенька», «Кровавая свадьба», «Цыганка Аза», «Четыре жениха»...

В годы Великой Отечественной войны Семен Бугачевский вместе с концертными бригадами театра выезжал на Южный фронт. Цыганские артисты выступали на передовой, попадали под обстрелы и бомбежки, но никто и никогда не видел уныния на их лицах. Семен и на фронте не расставался со своей нотной тетрадкой и заносил в нее и новые услышанные песни, и свои сочинения. Так, в Ростове родилась песня на стихи Михаила Светлова, которая пользовалась большим успехом у фронтовиков. После войны в театр «Ромэн» пришли новые цыганские артисты, которые, как и многие корифеи, считали себя учениками Семена Бугачевского: 0льга Янковская, Тамилла Агамирова, Борис Ташкентский и другие. Однажды в театр пришел худой семнадцатилетний парнишка. «Хочу быть артистом», – сказал он.

– А что умеешь делать? – усмехнулся Бугачевский: сколько раз он слышал эти слова от самоуверенных цыганских парней.

– Всё! Петь, плясать.

– Ладно, дадим тебе в помощь наших гитаристов, а через несколько дней приходи на просмотр.

Вскоре паренек заставил на просмотре аплодировать весь худсовет театра. Паренька звали Николай Сличенко.

– Это был удивительный педагог, – спустя много лет вспоминал Народный артист СССР Сличенко. – Требовательный, но бесконечно добрый. Не помню случая, чтобы он когда-нибудь повышал голос. Он великолепно знал возможности каждого артиста. Семен Михайлович, как скульптор, лепил из сырого актерского материала настоящего мастера. Он приучал нас творчески работать над партией, а не пользоваться штампами, отделывать каждую деталь, и это было нелегко: мы, цыгане, не слишком усидчивы. Семен Михайлович знал музыку цыган всего мира, и в нашем народе его по праву считают истинно цыганским композитором.

Семен Михайлович Бугачевский до последнего дня своей жизни неутомимо собирал песни цыган и возвращал их народу прекрасными композициями. Его исследовательский труд увенчался изданием первого в мире сборника цыганских песен, включающего около сотни названий.

Почти полвека прошло со времени кончины замечательного композитора и педагога, но его жизнь в театре «Ромэн» продолжается. Она на афишах спектаклей, музыку к которым написал Бугачевский, она в успехе его учеников, ныне знаменитых артистов, которые бережно хранят память о том, что первые шаги в искусстве их учил делать «самый цыганский из всех цыган» Семен Михайлович Бугачевский.

Евгений Эпштейн

Link: http://www.e-slovo.ru/248/10pol1.htm
Vadim Kolpakov guitarist Вадим Колпаков

Статья В. Маркушевича o Павлове-Азанчееве (семиструнная гитара)

Моя статья о Павлове-Азанчееве, опубликованная в журнале "Гитаристъ"

М.ПАВЛОВ-АЗАНЧЕЕВ (1888-1963).
(Краткая биография, нотное наследие, первые исполнители, неизвестные письма и документы).
«Я уважаемый Михаил Фёдорович, оптимист!
Меня никакое горе не прошибёт и не заставит сойти с намеченного пути!
Наоборот, чем хуже, тем лучше!» (1930 г., письмо к М.Иванову).
Краткая биография. Нотное наследие. Первые исполнители.
Матвей Степанович Павлов-Азанчеев, настоящая фамилия Павлов, родился 10 марта 1888 года в Батуми, умер 8 января 1963 года в Армавире. Жизнь его, как и многих других гитаристов этого времени, была сложной и трагичной. На гитаре Матвей Степанович начал играть с самого детства. Музыкальное образование получил в Московской консерватории, где учился с 1904 по 1907 гг. игре на виолончели, дирижированию и композиции. Брал уроки у директора консерватории М.Ипполитова-Иванова. В это же время, в Москве начал регулярно выходить журнал В.Русанова «Гитарист», в котором подробно освещалась история русской гитары, а в приложениях к журналу, печатались пьесы гитаристов XIX века. Можно предположить, что именно в это время, понимая необходимость создания нового репертуара, М.Павлов-Азанчеев задумывает сочинять пьесы для гитары. Спустя некоторое время, возратившись из Москвы на юг России, М.Павлов-Азанчеев начинает выступать в концертах, читает лекции по истории гитары, преподаёт.
Как профессионально образованный музыкант–композитор, М.Павлов-Азанчеев все свои сочинения датировал. И первые его сохранившиеся сочинения для гитары относятся к середине 20-х г. Иногда, это были не просто «голые ноты», а письма–сочинения, в которых он давал указания, как надо играть то или иное место, шутил, жаловался на свою судьбу и т.д. Сохранилась копия письма, которое было написано М.Павловым во Владикавказе 19 января 1930 года, московскому гитаристу М.Иванову. В этом письме раскрывается личность М.Павлова как умного, не лишённого юмора собеседника, тонкого психолога, человека энергичного, с большой силой воли. С 1924 по 1933 гг. Павлов-Азанчеев работает дирижёром симфонического оркестра в Орджоникидзе, получает должность заведующего отделом радиовещания в Сочи. Однако увлечение гитарой уводит его от карьеры дирижёра и спокойной престижной работы, жизнь его становится кочевой и неустроенной. Мало того, с 1941 по 1951 гг., вместе со своей женой, Любовью Петровной Павловой, «за старческую болтовню», получает десять лет лагерной жизни.
Матвей Степанович сочинял и играл на гитаре вплоть до самой смерти. Сохранилась звукозапись его игры от 1960 г. Он подготовил её для Осетинского радио. В числе записанных им пьес были: вальс «Снежинки» из балета «Навстречу солнцу», который был написан и поставлен Павловым в 1957 г., и марш «Процессия пионеров», который Павлов играл в течение всей жизни. При жизни его сочинения не издавались, а после смерти напечатано было лишь небольшое число.
Сейчас, в полном собрании сочинений М.Павлова-Азанчеева, значится 97 его оригинальных гитарных пьес и около 600 аранжировок. Собирал этот архив, с 1968 по 1976 г., Владислав Михайлович Мусатов, гитарист из Орджоникидзе, лично знавший М.Павлова-Азанчеева и его друзей. Он разослал этот архив в нескольких экземплярах разным лицам по стране, в том числе в Смоленск Ю.Ленивцеву, а затем подарил подлинники Музею музыкальной культуры им. М.Глинки в Москве 9 декабря 1986 г. (фонд 359/2321).
Блестящая московская гитаристка А.Бардина ─ первая стала исполнять произведения М.Павлова-Азанчеева на концертной сцене. На своём CD, 1996 года, в числе других пьес, А.Бардина записала следующие произведения М.Павлова-Азанчеева: вальс “Мечта”, “Шествие”, “Мотылёк”, “Старинные куранты”, “Скерцо”, вальс “Снежинки”.
Следующим, кто открыл музыку М.Павлова-Азанчеева, стал наш соотечественник, ныне проживающий в США ─ доктор музыковедения О.Тимофеев. О.Тимофеев тщательно отобрал произведения М.Павлова-Азанчеева для своей записи, включив в неё не только яркие программные миниатюры, но и две больших сонаты. Летом 2002 г., О.Тимофеев сделал на «Народном радио» в Москве интересную передачу о М.Павлове-Азанчееве (50-ти минутная запись имеется на CD).
Неизвестные письма и документы
Из письма А.Максимова – А.Ларину (Владикавказ, 9 января 1946 г.)
… Дела и новости таковы: Мирон Петрович Папченко и Матвей Степанович Павлов в условиях известных Вам со слов Владимира Павловича Машкевича. Положение первого неопределённо: дела направлены в Москву, есть надежда на положительный исход; дела второго ─ 10 лет. … Желаю успеха в составлении гитарного отдела музыкального словаря. Я Вам и Владимиру Павловичу пришлю сведения о Матвее Степановиче для словаря. Непременно его имя должно быть увековеченно ─ он очень много сделал для гитары…
Письмо М.Павлова – А.Ларину (Краснодар ИТК №1, 28 августа 1946 г.)
Уважаемый Александр Яковлевич!
Простите, что, не будучи с Вами знаком – пишу Вам. Но делаю это, по настоянию нашего общего знакомого Александра Александровича Максимова. Он мне говорил, что московские гитаристы и юристы хотели мне помочь. Увы! Я уже стар, и дни мои сочтены. Утруждать хлопотами, я никого не собираюсь. Всё моё имущество, и нотная симфоническая библиотека конфискованы, и мне нечем возместить труды незнакомых мне лиц, хотя бы и гитаристов семиструнников. Единственно о чём я осмелюсь Вас просить, это помогите мне, хотя бы одним аккордом струн для гитары. Я и в И.Т.К.не забросил гитару. Она мне помогает, честным трудом – отбывать мой срок. Много в голове музыкальных вещей бродит, но нет нотной бумаги. Меня Максимов, просил написать мою Автобиографию! Но поскольку я сижу по 58 ст.\10 ч. 2-я за старческую болтовню, я считаю смешным писать запачканную биографию. Хотя и было бы о чём, так как я отдал 45 лет
 
жизни гитаре, и копия моих трудов у Максимова. Если Вас интересуют мои произведения, пришлите нотную бумагу, и я Вам охотно напишу. Только для бандероли и письма приложить бумагу и марки – так как, даже на это средств у меня нет. Прошу Вас, сообщите, что с Максимовым? С мая месяца, от него я не имею, ни строчки. Он мне с женой (мы оба старики сидим) помогал материально. И если сейчас, сделать этого не может, так передайте ему – что я не корыстен (он это знает), пусть хоть пишет! Пара слов с воли, и то большая радость для меня. От Вас я тоже ничего не прошу, хотя и во многом нуждаюсь. Наоборот, сам хочу напоследок своей жизни – быть чем – либо Вам полезным, и оставить по себе память! Моя фамилия Павлов Матвей Степанович. Окончил Московскую консерваторию по классу виолончели и композиции. По профессии симфонический дирижёр. И параллельно – работал над 7- ми струнной гитарой – перенеся на неё опыт образованного музыканта и дирижёра. Послал Максимову из И.Т.К. два своих последних танго и копию прошения о помиловании (посланного мной в Москву), но ответа от него также нет. Простите за беспокойство – жму Вашу руку и жду от Вас – хотя бы простого ответа. Готовый к музыкальным услугам Ваш М.С. Павлов.
Лирический вальс «Пиши» для тенора и фортепиано, текст и музыка М.С.Павлова (13 сентября 1946 г.)
Зачарованною сказкой в облаках плывёт луна,
Убаюканная лаской нежным светом вся полна,
Освещает серебристым реки, лес, луга, поля,
Спит, объята сном цветистым, утомлённая земля.
Помнишь ли? Как с тобой мы прощались,
Помнишь ли? Как обещали любить,
Помнишь ли? Как на прощанье обнялись,
Помнишь ли? Как мы клялись не забыть,
Помню я! Твой поцелуй первый чистый,
Помню я! Девичий вздох от груди,
Помню я! Робкий твой взгляд и лучистый,
Помню я! Ты мне сказала «пиши».
Годы быстро промелькнули, жизнь вернулась в колею,
И избегнув вражьей пули, думал я создать семью…
Письма все мои пропали, их никто и не читал,
И портрет цветной эмали… я напрасно сохранял.
Нотный автограф М.Павлова-Азанчеева (12 октября 1946 г., оригинал был прислан Павловым М.Иванову, после перешёл к Е.Грачёвой, затем был подарен мне. В.Маркушевич)
«Шествие пионеров» (в ГЦММК им. Глинки есть автограф от 20 апреля 1948 г.)
«Старая сказка» (мелодия лирического вальса «Пиши» и «Старой сказки» ─ одна и та же)
Танго «Мечта»
“Frote Marche” (“фроте” имеет перевод в музыкальном словаре как “диссонирующий”, причём интересно, что букву “f” Павлов-Азанчеев зашифровал под букву “t”, и только путём сравнения с первой буквой слова “fine” в конце пьесы, можно с уверенностью сказать, что пьеса имеет свой потаённый смысл в названии “Frote Marche”.)
Письмо А.Максимова – А.Ларину (Владикавказ, 17 ноября 1946 г.)
Многоуважаемый Александр Яковлевич! Любя человека и желая ему в горе всегда посильно помочь, я до некоторой степени считаю себя в праве просить и других поддержать страдающего: Матвей Степанович Павлов и его жена Любовь Петровна Павлова в настоящий момент больны, очень нуждаются и близки к полной беспомощности. Сперва они были вместе, а теперь в разных местах. Они подали просьбу о помиловании, но ответа пока нет. Надо каждому из нас, семьи гитаристов, помочь им материально. Это может выразиться в посылках, которые принимаются почтой непосредственно в адрес заключённого. В посылке можно отправлять бельё, платье, пищевые продукты – общим весом до 8 кг. ─ Если возможно, то примите на себя добрый товарищеский долг сделать это два раза в год (каждый раз по две посылки: ему и ей). Я с аналогичной просьбой одновременно обратился к Машкевичу, Иванову, Фомину и Кузнецову. Т.о. нас шестеро, на долю каждого выпадает в год два раза оказать помощь; остаётся указанным Вам москвичам установить очерёдность. Я беру на себя декабрь 1946 г. и июнь 1947 г.
Адрес первый: г. Краснодар, ул. К.Либкнехта д. № 19 И.Т.К. № 1 – Матвею Степановичу Павлову (именно «Павлову», без второй фамилии «Азанчеев»).
Адрес второй: станица Усть-Лабинская Краснодарского края, почт. ящ. № 1, И.Т.К. № 4 – Любовье Петровне Павловой. ─ Остальные правила отправления посылок укажет почта.
Если приеду в Москву, то лично поделюсь их письмами, описания ими их положения не требует пояснений. Помочь нужно и, если можете, то сделайте это – прошу Вас. Я со своей стороны в третий раз послал просьбу о помиловании (два раза мне отказали), но ответа ещё нет. Веру и надежду не теряю. Остальные новости разрешите отложить до возможной встречи, или до след. письма. Будьте здоровы. Всего хорошего. Привет семье. С уважением А.Максимов.
Из письма И.Фомина – А.Ларину (23 декабря 1946 г.)
… 12 августа 1946 г. я получил от Максимова следующее известие: «Спешу поделиться радостью: Мирон Петрович Папченко здоров, свободен и пребывает в полном благополучии у себя дома. Будем с надеждой ждать того же и с М.С.»… Вы должны были получить письмо (а так же Иванов и Кузнецов) от Максимова с
 
просьбой помочь посылками М.С.Павлову. Думаю, что Вы не откажитесь в этом добром деле. Я уже раннее посылал ему в письмах кое-что из мелочи, напр. – струны и проч., а сегодня еду в Мытищи сдавать заготовленную ему посылку, в котор. положил: сухарей ржаных, кофе с сахарином, 1 флакон туши, ручку с перьями, 3 карандаша, 1 флакон клея конторского, кисточку, 10 листов белой бумаги, линейку, нижнюю рубашку и трусы. К празднику он, наверно, получит. Нужна ему также нотная бумага. Возьмите на себя отправку на январь (остальные в след. месяца). Сдавать, наверно, нужно в Главн. Почтампте. Он права перписки не лишён, а потому переписываться и посылать посылки, можно свободно. Ваш И.Фомин…
Дунаевский «Марш» из фильма «Весёлые ребята» (вставка в муз. картинку «Шествие пионеров», 26 декабря 1946 г.)
И тот, кто с песней по жизни шагает, тот никогда и нигде не пропадёт.
Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек.
Из письма А.Максимова – А.Ларину (21 апреля 1947 г.)
… М.С. и его жена в том же положении. Грустно, но пока бессильны оказались все попытки. Переписку с ними поддерживаю…
Из письма-сочинения (Григ «Норвежский танец») М.Павлова – А.Максимову (Краснодар, 27 сентября 1947 г.)
... Лично у меня, настроение самое жуткое: от жены нет сведений. Моё письмо к ней, пришло ко мне обратно. Не знаю право, что и предположить – или у неё происходит перемена адреса, или её уже нет на свете. Всё это волнует меня ужасно. Мало очевидно для меня теперешних переживаний – так судьба послала ещё и это! Простите за почерк. Но пишу по памяти – так как вижу очень и очень плохо. Мой адрес пока тот же. Жму Вашу руку. М.С.Павлов. Привет гитаристам!
Из письма-сочинения (М.Павлов-Азанчеев «Испанская серенада № 3») М.Павлова – А.Максимову (Кутаисс, 23 сентября 1948 г.)
… От жены ─ сведений нет. Пишет ли тебе? Что с ней? Целую тебя ─ благодарный М.С.Павлов.
Из письма А.Максимова – А.Ларину (Азауджикау, 4 октября 1949 г.)
… Несколько слов по личному вопросу. Вы, Александр Яковлевич, вините меня в том, что я «обхожу» Ваш долг, - но нет! Я просто насторожился: на моё письмо с просьбой разделить помощь Матвею Степановичу, никто (в том числе и Вы), кроме М.Ф.Иванова не откликнулся, - я решил, что меня из-за связи с заключённым сторонятся, - вот я и сам посторонился, не желая бросать тень на кого-либо и не нарушать чей-нибудь покой. Это и всё! Абсолютно против Вас ничего не имею! …
Письмо Л.Корпусовой(Л.Корпусова – ученица М.Павлова-Азанчеева. По просьбе А.Ларина прислала фотографии М.Павлова и сведения о последних днях его жизни.) ─ А.Ларину (1 декабря 1966 г.)
Уважаемый Александр Яковлевич! Простите, что так поздно высылаю Вам вот эти фотографии Матвея Степановича – только вчера смогла навестить Татьяну Прохоровну Рожкову, у которой попросила их. Ноты М.С. разобрали сразу же после его смерти – неизвестно кто?! Часть документов находится у А.Максимова, и, кажется, диплом об окончании консерватории.
После смерти Любови Петровны. М.С. совсем осиротел. Его часто видели на улице в очень плохом виде, а однажды он написал письмо, чтобы в его смерти никого не винили, заперся у себя в комнате и устроил пожар. Пожар был погашен, хозяйка отказала ему в квартире. После этого Т.П. приняла М.С. к себе. 2,5 года М.С. жил у Т.П., уезжал в Туапсе – что он делал там неизвестно, приехал оттуда без своей виолончели. Вот в этих перерывах, когда он не употреблял алкогольных напитков, он давал уроки, «что-то сочинял» как сказала Т.П. Но… пить не переставал, пил вместе с учениками, брал вперёд у них деньги за уроки, а затем повторно требовал плату. В конце концов, ученики уходили и не возвращались. Всё это, разумеется, не для широкой аудитории – причину его поведения далеко не каждый сможет понять и искренне посочуствовать!
Затем М.С. ушёл от Рожковой в дом престарелых, унёс с собою книги, ноты, фотографии. Там он пожил всего несколько месяцев, однажды провёл ночь не в помещении, простыл и после этого заболел. Заболел и не вылечился. Всё, что осталось после него – растащили и теперь не найдёшь следов. Может быть совсем равнодушные люди! Куда-то пропала гитара (мастер Краснощёков); единственное, что оставалось – это обыкновенная, магазинная гитара. Мне пришлось её выкупить – иначе не отдавали. Она не очень хорошая, разукрашенная и увенчанная всевозможными посторонними предметами, портретом Ленина и т.д., сама по себе никакой ценности не представляет, но мне дорога она как память о М.С.! Попытаюсь ещё найти что-нибудь в этом неприветливом доме престарелых, хотя надежды на это нет почти никакой.
Эти фотографии М.С. последних лет, на одной из них он в театре, где он работал в 1960 г., играл за сценой, в то время как на сцене фиктивно исполняли это произведение. … Рассказывать о М.С. можно было бы больше, но это было бы повторением таких же и ещё более грустных и печальных событий! Если смогу отыскать ещё что-нибудь – непременно вышлю Вам. … Всего хорошего! С уважением Л.Корпусова.
 
P.S. Автор публикации благодарит за предоставленные материалы С.Муравьёва, В.Ажикулова, О.Тимофеева, В.Нестерова.
Эти материалы печатаются впервые. Основные сведения о М.Павлове-Азанчееве находятся в словаре-справочнике «Классическая гитара в России и СССР», Тюмень-Екатеринбург, 1992 г., составитель М.Яблоков.

 
В.Маркушевич.
Vadim Kolpakov guitarist Вадим Колпаков

Kolpakov Trio и Мадонна

gipsylilya уговорила меня написать в блоге о том как мы с дядей стали работать с Мадонной :)



Все началось с нашего хорошего товарища Жени Гудзя (солиста и создателя группы Gogol Bordello). Женя большой поклонник традиционной цыганской музыки вобще и нашей в частности. А еще он дружен с Мадонной и много с ней работал на сцене и на съемочной площадке (я имею в виду режисерский дебют Мадонны "Грязь и мудрость").

Именно Женя и дал Мадонне послушать первый альбом Kolpakov Trio. Мадонне очень понравилась музыка русских цыган, она решила использовать музыку с альбома в своем фильме. Потом мы получили приглашение на ее день рождения. Это был очень "домашний" праздник, были только "все свои", все очень по домашнему. На наше приятное удивление, день рождения был проведен в цыганском стиле. Нас сразу предупредили чтобы мы были в цыганских костюмах. Приехав, мы увидели, что все остальные тоже одеты по-цыгански (были приглашены Женя, Рада Эрденко с мужем), все было оформлено "под табор": кибитка с позолоченными колесами, костры... В общем, было весело :)
Пели сначала цыганские песни, потом в какой-то момент перебрались на русские народные и эстрадные, на "Кино", но Мадонне все нравилось.

А потом Мадонна пригласила Kolpakov Trio поучаствовать в её туре Sticky and Sweet, и мы вместе колесили полгода по "городам и весям" трех частей света: Северной и Южной Америки и Европы. Мы выступали в Германии, Португалии, Австрии, Черногории (эта страна стоит отдельного поста!), Италии, Британии, Бразилии (тут мы познакомились с семьей местных цыган артистов), Аргентине (а тут с цыганом писателем), Чили, Мексике, США и Канаде.

От работы с Мадонной у меня самые яркие, потрясающие впечатления. Во-первых, это честь представлять россискую и цыганскую музыку на ТАКОМ уровне, поистине мировом, честь быть первой группой из России, с которой сотрудничала Мадонна. Она впервые в истории предложила нам сольный номер в ее шоу (помимо номеров совместно с ней). Во-вторых, это впечатления от самой певицы. Это человек потрясающий и как личность и как артист, настоящий мастер шоу, професионал своего дела. В ней столько мозгов, столько энергии, сколько жизни, напрочь забываешь о паспортном возрасте!

Мадонна дала шанс показать нам всему миру что такое музыка российских цыган. Первый концерт был в Кардифе. Когда я вышел на сцену и в первый раз в жизни увидел обращенные на нас 75 000 пар глаз разом, это было совершенно особое и ошеломительное чувство... Конечно потом уже попривыкли :) потому что на всех концертах Мадонны было очень много зрителей (а в России на ток-шоу где мы с дядей Сашей снимались нас пытались заставить сказать, что она выдохлась и уже никому не нужна... если бы только ведущий видел, СКОЛЬКО человек приходило на ее шоу)

Короче, мы очень хорошо поработали вместе.

А недавно тур закончился (21 декабря был последний концерт) и у меня появилась возможность все это написать :)

Искренне ваш - Вадим

PS: видео с тура, качество звука не очень, но в принципе видно каким было шоу с цыганами

Vadim Kolpakov guitarist Вадим Колпаков

Цыганская музыка в России

Цель этой статьи — вкратце ознакомить читателя с музыкальной культурой российских цыган.

Цыганская музыка очень разнообразна, в силу разнообразия самого цыганского народа, но для всех её проявлений есть общая уникальная черта. Цыганская музыка всегда очень гармонично вписана в рамки культуры народа, с которым проживают цыгане, она становится частью его общей культуры, и при этом она всегда остаётся узнаваемо цыганской. Подробнее об этом мы расскажем чуть позже, а для начала вспомним, что мы знаем о цыганах и их происхождении.

Предки цыган были выходцами из Индии. Это подтверждено как лингвистическими исследованиями, анализом языка, так и генетическими. Уже к 15 веку цыгане распространились по странам Азии и Европы. В одних они вели кочевой или полукочевой образ жизни, в других — оседлый, но в любом случае культура подвергалась сильному влиянию основного населения этих стран, на бытовом и уровне и на уровне искусства. Это стало одним из факторов, приведших к расслоению цыган на более восьмидесяти ныне существующих цыганских народностей. В наше время эти народности различаются порой очень сильно, так, что обычаи одной удивляют представителей другой. Языки этих народностей, имея единую индийскую грамматическую основу, различаются часто так сильно, что разные цыгане не понимают речь друг друга, кроме самых простых слов и фраз.
Другим фактором разделения цыган на народности стала профессиональная специализация. Как в Индии по признаку профессии жители делились на касты, так цыгане со временем тоже разделились по признаку профессии, но уже на народности. Например, цыгане-кэлдэрары, знаменитые своим красивым народным костюмом, традиционно занимались изготовлением и ремонтом кухонной утвари и другой работой с металлом, цыгане-лингурары — изготовлением деревянных ложек и половников, цыгане-боша — плетением корзин. Многие цыгане успешно проявили себя в коммерции. Немало было и цыган, чьей основной профессией являлось артистическое мастерство — выступления с животными, музицирование, пение и танцы.

Цыганские народности проживают обычно отдельно друг от друга. Неудивительно, что цыгане-артисты ориентировались не на цыганскую публику, а на соседствующие с ними народы. Для них было естественно ориентироваться на культурные запросы своей аудитории, играть мелодии, которые знакомы и нравятся слушателям, использовать инструменты, популярные в стране проживания. Так, например, в Испании, где популярна шестиструнная гитара, её мы и находим главным инструментом исполнителей фламенко — музыкальное направление андалузских цыган, ставшее достоянием и неотъемлемой частью испанской культуры. Ярким примером носителя этого вида искусства является известный гитарист Томатито. Танцоры фламенко Кармен Амая и Хоакин Кортес, певец Камарон популяризировали жанр на мировом уровне.
Интересен следующий факт. Если многие сегодня легко узнают фламенко, когда слышат его по радио, лишь немногие знают, какую огромную роль в создании этого вида искусства сыграли цыгане и что по сути это цыганская музыка. Большинство уверено, что это просто музыка Испании — хотя сами испанцы знают, что к чему. Такой же феномен наблюдается с музыкой румынских и венгерских цыган. Основанная на национальном инструментарии этих стран, а также на музыкальных традициях румынского и венгерского народов, музыка, с точки зрения стороннего наблюдателя, звучит так, как подобает звучать фольклору этих стран. И только опытное ухо местных жителей сразу опознает музыку как цыганскую. Примером успешных ансамблей румынских цыган, завоевавших мировую известность, служат Тараф де Хайдукс и Fanfare Ciocarlia. В Венгрии же это Шандор Лакатош и группа Калы Яг. Интересно, что именно в этих двух странах цыгане особо отметились в академической музыке.
Рождение цыганских музыкальных стилей происходит и в наше время. Так, во Франции, в начале XX века произошло рождение нового стиля: цыганскими музыкантами братьями Ферре и Джанго Рейнхардтом практически независимо друг от друга популярный тогда джаз был переработан в цыганском ключе, причём результат был стилистически очень схож. Новый стиль получил особый статус как «джаз-мануш», или «цыганский джаз», и завоевал огромную мировую популярность.

Мы коснулись только тех цыганских музыкальных традиций, которые вам всем хорошо известны — может, не по именам, но по крайней мере, по звучанию. Традиций же таких — созданных цыганами из разных стран, по сути, для народов тех стран — очень много. Например, в балканских и восточных странах интересна инструментальная музыка ярко восточного колорита, с применением волынки и других духовых и струнных инструментов. А немецкие цыгане традиционно играют на арфе.

И всё же, наша тема — музыка российских цыган.

Точное время появления первых цыган в Российской Империи неизвестно, предположительно это XVI-XVII века. В любом случае, массовое увлечение цыганской песней и пляской началось в России в конце XVIII века и продолжается до сих пор. Как вы знаете, в то время в России было крепостное право. У богатых помещиков и вельмож были зачастую частные хоры, оркестры и даже театры. Граф Орлов был первым, кто создал и содержал не русский крестьянский, а цыганский хор, так же из крепостных — впоследствии подобные хоры стали чрезвычайно популярны и описание их мы находим у многих русских литературных классиков, например Афанасия Фета, Николая Лескова, Владимира Сологуба, и Льва Толстого. К слову сказать, именно благодаря хорам крепостные цыгане получали вольную и возвратились к естественному для себя состоянию свободного человека.

Что же представлял собой цыганский хор?

Если мы представим себе академический хор, с одной стороны сопрано, с другой басы и так далее, мы окажемся далеки от истины. Цыганское многоголосое пение было основано на русском многоголосье и, как правило, было импровизировано. Участники хора также имели сольные номера, играли на русских семиструнных гитарах и исполняли танцы. В репертуаре первой половины XIX века преобладали русские народные песни на русском языке, но обработка этих песен была уже узнаваемо цыганской. Зачастую, текст сокращался, заменялся вокальными вариациями на «та-ра» или «нэ-нэ». Народная песня, изначально несущая основной свой смысл в тексте, преображалась, превращалась в крайне эмоциональную, зажигательную музыкальную картину, иногда украшенную актёрской работой хористов.
Известнейшие представители из дворян зачастую оставляли большие состояния в таких местах как Ресторан Яр, где выступал известнейший хор под управлением Ивана Соколова. Русский слушатель, будь то купец, чиновник, аристократ, или интеллигент, одинаково находил утешение и порой забвение в музыке цыганских хоров. А солистки хора, знаменитые Стеша и Таня, каждая в своё время имели огромное влияние на судьбы людей, включая даже таких великих как А.С. Пушкин.

Если в начале XIX века главным жанром цыганского искусства была русская народная песня, то уже к 1840-ым годам в цыганских хорах основой репертуара стал русский городской романс. Вдохновлённые сочетанием русского романса и цыганской манерой пения, виднейшие русские композиторы и поэты того времени стали сочинять произведения в уже новом виде романса, изначально ориентированного на исполнение цыганами, цыганскую манеру пения и игры, и использующий в тексте только начавшие оформляться художественные литературные приёмы цыган. Именно эти русские композиторы и назвали новый жанр «цыганским романсом», и фактически создали его. Впоследствии цыгане перехватили инициативу и уже сами развивали новый жанр, создавали новые произведения, оттачивали технику и довели до совершенства. Родство с русским городским романсом в нём чувствуется до сих пор, и, тем не менее, отличить два этих стиля нетрудно.

С приходом Великой Октябрьской Революции, изменение социального уклада привело к обнищанию ресторанов и ограничило возможности российских цыган-артистов. Многие были на грани прекращения артистической деятельности, в то время как другие профессии были уже практически забыты. К счастью, в новом обществе нашлось применение цыганскому искусству, вначале в форме концертных бригад и ансамблей, а начиная с 1931-го года, и в составе цыганского театра «Ромэн». На протяжение более 70 лет театр «Ромэн» являлся одним из наиболее интересных и динамичных театров Москвы, в наше время это самый знаменитый из цыганских театров мира. Он был создан при участии таких выдающихся талантов как певица Ляля Чёрная, драматург и гитарист Иван Ром-Лебедев, гитарист-виртуоз того времени Вава Поляков и танцор и хореограф Иван Хрусталёв.

При том, что в Театре всегда принимали участие профессиональные драматические актёры и режиссёры, самой главной составляющей работы Театра всегда была музыка, сольная и хоровая песня и конечно, виртуозный, зажигательный танец. Вначале спектакли проводились на цыганском языке, позднее же, ради популяризации цыганского искусства, спектакли стали идти на русском языке. Во время Великой Отечественной Войны (1941-45), труппа Театра с участием Ляли Чёрной выезжала на горячие точки военных действий в поддержку боевого духа солдат Красной Армии. После войны Театр приобрёл большую популярность как в пределах Советского Союза, так и за рубежом. Ярким явлением в жизни Театра стал знаменитый певец и актёр Николай Сличенко, чьё искусство по-прежнему вызывает восхищение и сегодня. В начале 80х театр он стал выезжать за рубеж и приобрёл имя в мировой цыганской культуре. Также в советские времена были популярны и различные цыганские ансамбли, такие как ансамбль Николая Жемчужного, семьи Волшаниновых, ансамбль п/у Османова, и др. В то же время большой популярностью пользовались исполнители-солисты российско-цыганской музыки, такие как Рада и Николай Волшаниновы, Трио Ромэн, Пётр Деметер и Люба Джелакаева, Соня Тимофеева, и многие другие. Что касается гитарной цыганской музыки в России, её самобытность была подчёркнута благодаря использованию уникального инструмента — русской семиструнной гитары. Популярность цыганской игры на семиструнной гитаре началась ещё в начале XIX века, и на сегодняшний день можно смело утверждать, что виртуозная игра на русской гитаре сохранилась в наше время в основном благодаря цыганам. За последние 30 лет такими превосходными гитаристами, оставившими свой след в цыганском искусстве, явились Александр Бобров, Фёдор Конденко и Александр Колпаков.

В заключение мы хотели бы привести пример обычной для цыганского музыканта карьеры на примере одного из авторов, Вадима Колпакова.

Вадим родился в музыкальной семье, хотя его родители по профессии и не музыканты. Как большинство цыган, он научился петь и танцевать в раннем возрасте, особо не придавая этому значения. Только в 14 лет у него появилась идея стать профессиональным артистом, и Вадим приехал в Москву, где брал уроки у выдающегося гитариста Александра Колпакова, его дяди. Уже через год Вадим присоединился к труппе Театра «Ромэн», где проработал 8 лет, а в 1999-ом году гастролировал с дядиным трио по всей Америке. Сейчас он живёт в США и одновременно работает с ансамблями «Талисман» и «Zingaresca». Кроме этого, он создал свою группу «Виа Ромэн», которой руководит и с которой гастролирует по США и Канаде.

С разными вариациями, примерно так выглядит типичный творческий путь цыганского музыканта в России.

Лилит Мазикина, Олег Тимофеев, Вадим Колпаков.